Cheap flights Весь спорт » Андреа Хенкель: «Мы с Тимом стараемся не тренировать друг друга»

Андреа Хенкель: Мы с Тимом стараемся не тренировать друг другаТитулованная немка Андреа Хенкель в интервью DSV aktiv рассуждает о вероятном окончании карьеры после следующего сезона, возможном переезде в США с Тимом Берком, феномене частых случаев отношений между биатлонистами и расставляет приоритеты на предстоящую зиму. Перевод интервью от Allbiathlon.com.

- Как Вы оцениваете прошлый сезон по прошествии некоторого времени?

- Сам по себе сезон был лучше, чеможидалось летом и осенью, так как у меня были некоторые трудности со здоровьем, формой и физическим состоянием. Собственно говоря, сезон был прекрасный, однако, теперь, про прошествии времени, меня очень злит, что к чемпионату мира в Ханты-Мансийске я подошла лидером общего зачета, а затем, после четырех гонок, опустилась на пятую строчку. Это единственная ложка дегтя за весь сезон.

- Что же перевешивает — радость от золота в эстафете, серебра в смешанной эстафете и второго места в общем зачете или разочарование от того, что вы не смогли выиграть индивидуальную медаль?

- С января у меня была впечатляющая форма. Затем она подрастерялась к чемпионату мира, что само по себе очень злит. Конечно, я очень рада обеим эстафетным медалям, потому что за них действительно пришлось побороться. Особенно это касается смешанной эстафеты, где на старт вышли очень сильные участники. Так много команд в миксте еще никогда не участвовали, среди них было немало и тех, кто имел прекрасные шансы на медали. Однако я бы хотела выиграть и личную медаль. Второе место в общем зачете — это, безусловно, здорово, и я им немного горжусь.

- Таким образом, у Вас появляется мотивация на новый сезон.

- Мотивация у меня есть и без этого. Я не испытывала бы проблем с мотивацией, даже если бы выиграла личную медаль.

- Прошел первый сезон после ухода Кати Вильхельм, Мартины Бек и Симоны Хаусвальд. Как Вы себя чувствуете в положении «матери команды»?

- Безусловно, команды изменилась, ведь ее половина нас покинула. Также к нам пришел Рикко Гросс в качестве нового тренера. Теперь все по-другому, однако, это не то, над чем стоит постоянно думать. Все так, как должно быть. Не стоит размышлять над тем, достаточно ли сейчас хорошо в команде или нет.

- Изменилась ли Ваша роль внутри команды?

- Больше нет пяти ведущих биатлонисток, на которых делался основной акцент, только мы с Магдаленой Нойнер теперь два ветерана. Это уже большая разница. Иногда к нам двоим подходят остальные и говорят, что теперь их очередь поговорить с тренерами. Однако такое случается нечасто — возможно, один случай за весь год.

- Откуда Вы, в конечном счете, взяли мотивацию, чтобы не уйти с тремя девушками из спорта, а продолжать выступления?

- Передо мной никогда не стоял вопрос о том, чтобы завершить карьеру после Олимпиады в Ванкувере. Я даже не задумывалась об этом. Когда знаешь, что не закончишь карьеру в ближайшее время, то все выглядит совершенно иначе. Другие же думали об этом постоянно, поэтому и ушли.

- То есть Вы не собирались ничего менять, в то время как остальные собирались уходить?

- Это было немного комично для меня. Я даже думала, что, возможно, мне стоить поразмыслить над вопросом ухода. Но у меня не было никакого желания этим заниматься. Это было странно, конечно. Но все же они не первые, кто ушел из команды за время моей карьеры. Разница в том, что они ушли сразу втроем.

- Во время заключительного этапа Кубка мира в Осло Вам вручили медаль Холменколлена за впечатляющую карьеру. Что для Вас значит эта награда, которая была впервые вручена биатлонистке?

- Честно говоря, я не имела ни малейшего понятия, что это за награда — только слышала, что она очень престижная. После того, как мне ее вручили, я была очень горда. Такое происходит не каждый год, что делает эту медаль совершенно особенной. Для меня это был прекрасный опыт и отличное подтверждение правильности карьеры.

- Какой стимул привнес в работу команды новый тренер Рикко Гросс?

- Одно то, что Рикко сам не так давно завершил карьеру и все еще находится в форме, дает нам возможность бегать на лыжах вместе с ним. Он может бежать за нами и видеть намного больше, чем при съемке камерой на трассе. Однако камеры есть только на определенных отрезках трассы, а Рикко может следить за нами на протяжении всего круга. Затем он прямо на месте может дать указания, что следует исправить, а потом проверить, улучшилось ли это или нет. При видеоанализе все гораздо дольше. С Рикко все быстрее, что очень хорошо и важно.

- Это улучшения в области технической подготовки. А изменились ли сами тренировки?

- В отношении самих тренировок тренеры всегда шли нам на встречу и соглашались с пожеланиями. Мы идем на компромиссы, предлагаем новые идеи и миксуем все это. После Ванкувера у нас не было особых причин что-либо менять в подготовке. Лично я этого точно не хотела.

- Важным человеком в Вашей жизни является Ваш друг — американский биатлонист Тим Берк. Чему Вы от него научились в плане биатлона?

- Конечно, его техника на лыжне сильно отличается от моей — иногда я слушаю его советы. Когда мы просматриваем мои видео, то я могу спросить, может ли он мне что-то порекомендовать или дать совет. Однако в общем мы не так много говорим об этом. Мы обмениваемся информацией, но у нас обоих есть хорошие тренеры, поэтому мы стараемся не тренировать друг друга.

- А чему Вы его научили?

- В лыжном ходе мне нечему его учить. Если только в плане стрельбы, но и тогда это лишь какие-то детали. Тяжело вмешиваться в работу тренеров, да я этого и не хочу. У Тима есть очень хорошие тренеры, которые о нем заботятся. Конечно, я могу сказать, что вот это я делаю так и так. Но то, как он распорядится этой информацией, его личное дело.

- Как Вы объясните то, что в биатлоне намного больше отношений между атлетами, чем в других видах спорта? Статистика это подтверждает.

- Я не знаю, почему это так. Возможно, биатлонисты считают друг друга настолько привлекательными, что это часто случается.

- Или можно сказать, что в течение года они не видят никого другого.

- Думаю, что так и есть. Мы постоянно находимся бок о бок четыре месяца и действительно не видим никого другого. Другие люди тоже находят себе партнеров на работе.

- Из-за отношений с Берком Вы часто бываете в Америке. Является ли она той страной, в которой Вы бы могли жить после завершения карьеры?

- Да, конечно. Сама по себе я бы туда не переехала, но с партнером могла бы. Если бы мой друг был немцем, то я бы не задумывалась об эмиграции. Но это всего лишь вариант — я не должна обязательно переезжать в США. Но если так случится, то я нормально к этому отнесусь.

- Не похоже на большую любовь к стране.

- Почему же, это очень хорошая страна. Я всегда положительно отношусь к своим местам проживания. Я пробыла в США около четырех недель и мне все понравилось. Там я обзавелась связями и нашла новый круг друзей. Это очень помогает.

- Есть ли у Вас уже планы на время после окончания карьеры?

- Никаких конкретных планов, только идеи. Однако я не хочу сейчас ими делиться.

- Известно ли время, когда эти идеи могут начать реализовываться?

- Если бы я знала. В прошлом году я была уверена, что этот сезон станет последним. Сейчас я могу сказать, что после следующего сезона я могу уйти. Но может так статься, что я останусь еще на год. Но это я решу только в течение самого сезона. Все будет зависеть от нынешней подготовки летом и осенью, положения зимой, моего самочувствия. Если я больше не буду в состоянии бороться за подиум, то не будет и смысла оставаться в спорте. Если же буду в хорошей форме, то буду думать дальше, стоит ли остаться еще на сезон. Сейчас я получаю удовольствие от биатлона — в последнем сезоне было очень здорово!

- Но ведь потом останется всего два года до Ваших четвертых Олимпийских игр.

- Ничего не могу сказать по этому поводу. Если в следующем сезоне я буду не в форме, то нет никакого смысла продолжать выступления. Как я уже говорила, все будет зависеть от моего физического и психологического состояния.

- До того, как настанет этот момент, Вам предстоит еще многое сделать. Отличается ли Ваша нынешняя подготовка к сезону от прошлогодней?

- В принципе, да. Прошлые лето и осень сложились для меня не слишком хорошо. В начале лета я перетренировалась, из-за чего у организма не осталось времени на регенерацию. Именно это я и пытаюсь изменить сейчас, так как заметила, что стала уже довольна старой для спортсменки высоких достижений. Моему организму нужен больший отдых, чем раньше. Думаю, что в этом году продлю себе отпуск на пару дней. Это не так ужасно, как может выглядеть.

- Что Вас привлекает больше предстоящей зимой — победа на чемпионате мира перед немецкими болельщиками или общий зачет Кубка мира?

- В обычной ситуации я бы сказала, что второй вариант привлекательнее. Однако в этом сезоне я бы предпочла медали чемпионата мира. Моя последняя личная медаль чемпионатов мира была выиграна аж в 2008 году. Это показывает, что для меня такие медали не являются повседневностью. Поэтому я была бы очень рада снова завоевать одну из них.

- У Вас есть какие-то особые пожелания на предстоящую зиму и чемпионат мира?

- Если я в следующем сезоне, за исключением чемпионата мира, выступлю также хорошо, как и в предыдущем, то буду собой довольна. Тогда я смогу сказать, что это был хороший сезон.

 

Оставить комментарий

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>